Восход Солнца в день равноденствия в Джибилчалтуне

Начало Конца Времён

Часть 1

Цветок Жизни

Письма
от Друнвало

Путешествие по спирали

Даже сейчас, когда прошло уже почти два месяца с тех пор, как я вернулся с Земли майя, и я готов начать писать, вибрации этого сакрального путешествия всё ещё звучат в моём сердце. Паломничество на юго-запад было захватывающим, ибо мы стали участниками той нелёгкой ситуации, которая сложилась между древними анасази, Матерью Землёй и нашей крошечной группой бесстрашных душ, живших как Единый Дух. Путешествие к Чакровым Храмам майя было ещё более захватывающим благодаря переживаниям, которые не забудутся никогда.

Дэвид Леонард ЛевОгонь

Вместе с нами на Юкатане был Лев-Огонь (LionFire), шаман из Ховенвипа (Hovenweep), сыгравший очень важную роль в нашем путешествии в район Четырёх Углов. Он и его жена Мэри остались хранителями Колеса Исцеления, созданного нами тогда. Лев-Огонь также проводит много времени с индейцами майя на Юкатане; его контакты, знание и сила сыграли важную роль в нашем путешествии.

В путешествие по Земле майя отправились и другие люди, которые были вместе с нами на юго-западе.


Выбор времени для путешествия и его цель

Наше путешествие на Юкатан совпало по времени с приглашением майянского шамана Хунбац Мэна (Hunbatz Men) для участия в церемонии равноденствия в Чичен Ице (Chichen Itza) 20 марта 2003 года. Хунбац, майянский Совет Старейшин и около 250 старейшин коренных народов с Северной, Южной и Центральной Америки должны были провести церемонию во имя Мира, объединив свои духовные силы для исцеления мира. Предполагалось, что наша группа внесёт свой вклад, проведя церемонию во внешнем круге вокруг внутреннего ядра шаманов и старейшин.

Зная об отношении многих участников группы к духовным воззрениям коренных народов, я чувствовал, что группа захочет участвовать во встрече старейшин. В Чичен Ице к нам должна была примкнуть группа из Европы под руководством Каролины Хехенкамп (Carolina Hehenkamp) (она также была с нами во время паломничества на юго-запад).

После церемоний в Чичен Ице мы должны были продолжить своё путешествие по спирали, дабы исполнить истинную цель собственной поездки группы на Землю майя. Наша цель здесь была очень похожа на ту, которая стояла перед нами во время паломничества на юго-запад: помочь древним майя, находившимся тогда во Внутренней Земле, обрести равновесие.


Исцеление Внутренних и Внешних Миров майя

Точно так же, как это было в районе Четырёх Углов, исцеление Земли майя означало бы восстановление естественного равновесия между Внутренними и Внешними Мирами. В этом случае Внутренние Миры могли бы начать развиваться в гармонии вместе с нами, или, что ещё лучше, мы бы стали развиваться в гармонии с ними.

А в этом имеется насущная потребность. Ибо, если вы верите в современную теорию, то календарь майя заканчивается через чуть боле чем девять коротких лет (учёные, изучавшие факты истории и счёт времени, полагают, что это может произойти даже раньше). В майянской традиции тот период, в котором мы живём сейчас, предшествует историческому моменту, который называется «Концом Времён», — окончанию продолжительного цикла и началу нового.

Поэтому нашей задачей было открыть каналы, чтобы майя во Внутренней Земле соединились с майя на поверхности, готовясь к завершающему Вознесению.

Кроме того, Юкатан и прилегающие территории, точно так же, как и район Четырёх Углов прошлым летом, страдали от страшной засухи. Поэтому в нашу задачу также входило совершение церемоний, которые вызвали бы дождь — физический символ равновесия, к которому мы стремились.

Почему же эта древняя культура захотела, чтобы группа людей из разных стран оказала им такую помощь? Что, они забыли, как? Что, они по какой-то причине растеряли свою духовную силу и не могут сделать этого самостоятельно? На самом деле, я не знаю. Это напомнило мне, как индейцы Таос Пуэбло в Нью-Мексико попросили меня хоронить их умерших. Они считали, что для них будет лучше, если это будет делать человек из другой культуры. И всё же странно, что такое личное задание они поручают человеку другой расы.

Возможно, майя нуждаются в силе извне, чтобы открыть энергетические каналы. А может быть, как это происходит со всеми нами, на них просто обрушились обстоятельства и они нуждаются в помощи.

Какова бы ни была причина, майя, как ныне живущие, так и древние, пригласили нас в Мексику, чтобы мы провели эти церемонии с ними и для них. Мы не могли отказать.


Встречаемся в Мериде

Первоначально мы планировали отправиться в Мериду, нашу первую остановку на Юкатане, 18 марта. Но поскольку президент Буш дал ООН срок как раз до 18 марта, после чего он собирался объявить о войне в одностороннем порядке, я решил, что наша группа не должна рисковать, потому что может быть объявлено особое положение и перекрыты границы. Поэтому мы поменяли билеты, чтобы выехать 17-го, за день до запланированного срока начала поездки.

Оказалось, что это не имело значения, ибо война началась позже. Но сейчас время великих перемен, поэтому мы отправились в путь подготовленными.

Едва ступив на мексиканскую землю, я почувствовал, как забилось моё сердце. Было сильное ощущение, что оба путешествия — это и в район Четырёх Углов — связаны между собой. Энергия была такая, словно всё это уже однажды было во сне. Я чувствовал, что наше новое путешествие к Чакровым Храмам майя будет даже более впечатляющим, но не знал чем. Кто, кроме Бога, и возможно, Древних, знал, что произойдёт? Я отправлялся в Неведомое.

По прибытии в город Мериду, мы помчались в гостиницу «Лос Алушас», что означает «Маленький Народ» («the Little People»), где обнаружили уже прибывших Льва-Огня и Каролину. В последующие 24 часа наша группа из 60 скитальцев медленно собиралась со всего мира.


Майянское приветствие

Для нашей первой общей встречи 18 марта Лев-Огонь организовал специальный вечер со своими майянскими друзьями.

Мы встретились в небольшой комнате гостиницы, где старейшина майя — прекрасная бабушка — встала перед нами и на языке майя дала нам своё разрешение на участие в церемониях и на посещение мест, которые в прошлом предназначались для жрецов майя. Мы чувствовали, что её слова были большой честью для нас. Многие плакали.

Потом группа майянских музыкантов, называемая Уэйяк (Wayak), играла для нас легко запоминающуюся музыку, с горловыми звуками и народными инструментами, звучавшими, подобно голосам из древнего прошлого. Ничего подобного мы до этого не слышали. Очарование того вечера было прекрасным началом для нашего паломничества с церемониями, которые, как мы надеялись, вернут здоровье и равновесие майянскому народу и его земле, подготовив их для церемоний огромной значимости в будущем — церемоний, от которых однажды будет зависеть весь мир.

Если праздник Равноденствия определил время нашего путешествия, целью которого было создание равновесия, то сама его форма, спираль, была заложена в 1985 году. А теперь, чтобы разъяснить нынешнее путешествие, мне придётся на время отклониться в сторону и начать с рассказа о своём первом путешествии в мир майя.


Моё путешествие на Землю майя в 1985 году

Приведение в равновесие Сети Сознания Единства

Информация о расположенных по спирали храмах, которые мы должны были посетить в марте этого года, была дана мне Тотом в 1984 году. И церемонии в этих местах должны были стать завершением тех, которые проводились во время предыдущего путешествия.

В 1984 году Тот попросил меня отправиться в восемь конкретных священных мест в Мексике и Гватемале и заложить в них восемь определённых запрограммированных кристаллов. Он сказал, что это было необходимо для того, чтобы сбалансировать энергии Женской части Сети Сознания Единства вокруг Земли — Сети, внутри которой весь мир однажды станет Единым.

Тот сказал, что в Женской части Сети Сознания Единства было нарушено равновесие, и что его необходимо восстановить. Он сообщил мне, что Мужская часть Сети находилась в Египте, Детская часть — в Тибете, и что Женская часть, находившаяся на Земле майя, испытывала больше всего боли от тех проблем, которые создавал наш мир. Если не восстановить равновесие, то сердце Женской части может стать таким подавленным, что она предпочтёт умереть, чем остаться здесь на Земле. Это нарушит Триединство. А если будет утрачено Триединство, то будет утрачено всё.

Тот сказал, что очень давно он прибыл в Перу из Египта на своём Серебряном Корабле, чтобы начать церемонию зарождения новой расы инков. Это для нас они древние, а для Тота они всё равно, что его дети, энергия жизненной силы и знание этих детей, инков, доходит до Юкатана. Майя и инки являются частями ещё большего целого.

Потом Тот рассказал мне о майя и их изначальной связи с Атлантидой, о том, что они овладели особым знанием, которое в Конце Времён окажется для нас жизненно важным. Те, кто не синхронизирован во времени и не знает как жить в этот особый исторический момент, говорил Тот, потеряется в «возможностях». Было необходимо привести в равновесие Женскую часть, чтобы её сила стала Светом для Мужчины и для Ребёнка.

Другая первостепенная цель этого путешествия заключалась в том, чтобы помочь майя вспомнить и укрепить связь со своими предками.

Тот был моим учителем, одним из старейших Вознесённых Мастеров. Я доверял ему. И я знал, что это путешествие в майянские джунгли не только окажет влияние на Сеть, но станет уроком для меня самого. Я ожидал его с величайшим волнением.


Подготовка к путешествию 1985 года

Руководя мной в алхимии, Тот попросил купить определённые особые кристаллы. Каждый кристалл должен был быть длиной около 5 см и очень высокого качества.

Приобретя эти кристаллы и показав их ему, я вообще-то ожидал, что Тот объяснит мне в какой конкретно храм должен быть заложен каждый кристалл. Вместо этого Тот велел мне пойти к моей знакомой Катрине Рафаэль, которая должна была точно сказать, какой из кристаллов относится к тому или иному храму. Тот сказал, что когда я получу эту информацию от Катрины, он точно укажет мне, куда должны быть помещены эти кристаллы. (Почему он поступил именно так, я не знаю.)

В тот день, когда я пришёл домой к Катрине, она заканчивала свою первую рукопись для книги под названием «Просветление Кристаллами» (Crystal Enlightenment) (в последствии эта книга стала бестселлером в США). Так случилось, что в тот вечер заканчивался срок сдачи рукописи издателю. Катрина выбивалась из графика. Но Тот указал мне тот же самый предельный срок.

Катрина была настолько занята, что как только она увидела меня в дверях, сказала: «Уходи. Завтра. В любое время, только не сейчас».

Но мне нужно было знать «сейчас», поэтому я настаивал, и в конце концов, с чрезвычайной неохотой она согласилась уделить мне несколько минут.

Я изложил суть дела, объяснив, что от неё требуется сказать мне какой кристалл должен быть заложен в какой храм, дал ей восемь кристаллов и список храмов. Поспешно, на скорую руку и, казалось, не думая, она соотнесла каждый кристалл с соответствующим ему храмом, сказала, что должна идти, и ушла, вернувшись к своей рукописи!

Я тщательно записал, в какой конкретно храм должен быть заложен каждый кристалл, и вернулся домой к Тоту. После этого Тот рассказал мне, в каких местах четырёх первых храмов нужно было разместить эти кристаллы. А в последних четырёх храмах, сказал он, я должен был найти нужное место для кристаллов, используя собственные способности.

Вот те храмы, которые Тот попросил меня посетить в 1985 году, по порядку и в соответствии с чакрами, или энергетическими центрами.

1. Ушмаль (Uxmal) — Корневая чакра
2. Лабна (Labna) — Сексуальная чакра
3. Каба (Kabah) — Центр Эго
4. Чичен Ица (Chichen Itza) — Сердечная чакра
5. Тулум (Tulum) — Горловая чакра
6. Кахунлич (Kahonlich) — Третий Глаз (Гипофиз)
7. Паленке (Palenque) — Шишковидная Железа
8. Тикаль (Tikal) — Коронная чакра

Список, кристаллов, связанных с этими храмами, оказался большей частью забытым. Для нашей истории это неважно, но то, что я помню, я буду вам называть. А ещё в путешествие в 2003 году добавились многие другие храмы и места, которые я буду упоминать по мере развития истории. Однако именно в тех особых храмах проводились наши особые церемонии, как в 1985, так и в 2003 годах. Нынешние церемонии являлись завершением моего предыдущего задания.

Итак, в 1985 году я запланировал поездку и начал духовно готовиться к этому первому путешествию на Землю майя, будучи убеждённым, что оно будет исключительным и, надо надеяться, послужит исцелению всего мира через Сеть Сознания Единства.


Мой спутник в путешествии

В это время мне позвонил мой племянник Кен Пэйдж (Ken Page), который тоже хотел отправиться в это путешествие.

Кен — это ещё одна длинная история, тогда он только-только начал пробуждаться к Свету. Каким-то образом, узнав об этом путешествии, он остро почувствовал, что обязан быть там. Я спросил Тота, и он ответил, что именно так всё и должно произойти. Поэтому я перезвонил Кену и сказал ему готовиться.

В то время Кен практически ничего не знал о духовности и психической энергии. До того как определённые переживания пробудили его, он был преимущественно сконцентрирован на зарабатывании денег, что у него получалось великолепно. Но он поехал вместе со мной, и я должен признать, что было забавно наблюдать, как он постоянно сталкивался с тем, что ставило его в тупик. Наша поездка продолжалась около месяца, и это время изменило жизнь Кена навсегда.

Вы увидите, что Кен тоже внёс немаловажный вклад, помогая мне найти места, где должны были быть помещены кристаллы. Как я говорил, Тот сказал нам куда закладывать кристаллы в первых четырёх храмах, а в последних четырёх храмах, нам нужно было справляться с этим самостоятельно. Как я уже говорил, я не знаю, почему всё обстояло именно таким образом, но я предполагал, что помимо первоочередных задач — помочь майя и сбалансировать Сеть — у путешествия была второстепенная задача: содействовать процессу просветления как Кена, так и меня.

По мере посещения нами храмов в нынешнем путешествии, я буду продолжать повествование о моём первом путешествии. А пока, давайте вернёмся в 2003 год на Юкатан.


Первые три храма

Ушмаль, Лабна и Каба расположены на западе от Мериды. Они находятся очень близко друг от друга, поскольку приходятся на начало спирали, поэтому мы посетили их все в один день. Так было в обоих путешествиях.

И также в обоих путешествиях порядок следования был изменён в последний момент. Вместо того, чтобы посетить эти храмы последовательно (1-2-3), начиная из центра спирали, в первом путешествии мы поехали из Ушмаля в Кабу и Лабну (1-3-2), а во втором путешествии мы отправились из Лабны в Кабу и в Ушмаль (2-3-1). Я не знал почему, но всё складывалось именно таким образом.

В первом путешествии изменить порядок мне велел Тот, и я просто сделал, как он сказал, хотя так и не понял, причину. Во втором путешествии всё организовал Лев-Огонь, и опять же, было просто похоже, что это правильно. Но я так и не понимаю, почему.

Итак, хотя в первом путешествии последовательность была другой, я буду рассказывать о каждом месте в том порядке, в котором мы посещали их в 2003 году.

Самая красивая майянская Арка-портал в Лабне

Лабна

Мы прибыли в Лабну на нашу первую церемонию. Все только-только начали знакомиться друг с другом, и потому эта церемония в равной мере служила соединению наших энергий и исполнению нашего долга перед майя.

Многие в этом путешествии впервые увидели древние места Земли майя. Поэтому мы их немного исследовали. Но нам предстояло много сделать в этот день, так что я вскоре собрал всю группу вместе, усадил их на низкой древней стене и рассказал историю, которую я только что передал вам: о Тоте, о кристаллах, о Кене и о нашем путешествии в 1985 году.

Лабна, 1985 год: Здесь нас с Кеном приветствовала прекрасная молодая пара, которая, похоже, была очень счастлива нас видеть, предоставив нам для исследования всю территорию целиком. Для этого храма был предназначен сердолик, и когда я поместил его на землю, то он, словно исчез. Камень по цвету в точности соответствовал красной почве этого места. Мы уже знали, в какое примерно место поместить этот кристалл, и легко нашли для него точное местоположение, завершив на этом первый день нашей миссии (как я говорил, мы уже побывали в Кабе и в Ушмале). Вернувшись в Мериду, мы с Кеном решили, что всё складывается легко. Мы уже закончили с тремя местами, осталось всего пять. Нам предстояло многому научиться!

Рассказав историю предыдущего путешествия нынешней группе, я выбрал поросшую травой лужайку рядом с одним из храмов, и мы образовали круг, взявшись за руки.

И тогда, прямо в течение первых пятнадцати минут нашей церемонии, мне стало очевидно, как необычайно мощна была наша группа. Это ощущалось по энергии в руках. Некоторые майя, с которыми я беседовал, были убеждены, что люди в этот особенный круг были избраны очень давно, и что наши сердца знали об этом с самого начала.

Были определены четыре направления, а пока Диана Купер (Diane Cooper) двигалась по внешнему кругу со своим барабаном, я начал молиться Матери Земле, совершая во всех направлениях подношения табака и кукурузной муки. Другой человек в это время возжёг шалфей и можжевельник для очищения.

Лабна — это сексуальный центр, и я нахожу интересным, что мы начали именно с него, а вскоре мы осознали, что это было задумано именно так. Во время этой церемонии между нами начала рождаться физическая связь, но мы также обнаружили, что одной женщине в нашей группе необходимо помочь освободится от одной или нескольких сущностей, находившихся в ней, которые пытались внести в наш круг тёмную сторону сексуальной энергии. В своё время этому нужно будет уделить внимание ради нас самих и ради цели нашего путешествия. В тот момент, однако, мы просто отметили это и удерживали энергию.

Наши молитвы обретали собственную жизнь, когда мы говорили об исцелении Внутренних и Внешних Миров майя.

Рассказ истории в Кабе

Каба

Пока мы совершали путешествие в Кабу, к месту много более впечатляющему (хотя лично я предпочитаю Лабну), наш мексиканский проводник Роберто, чрезвычайно образованный человек с учёной степенью по археологии, дал мне некоторые сведения, с моей точки зрения, действительно примечательные, но теперь, при взгляде в прошлое, не вызывающие удивления. Оказалось, что первоначальное майянское название этого места не Каба а Кабала (Kabahla)! Сами майя говорят, что они пришли из Атлантиды. В своей первой книге «Древняя Тайна Цветка Жизни», том 1, я говорю о том, что Иудеи и жрецы Атлантиды жили в одной и той же стране. Поэтому не удивительно, что майя (фактически являвшиеся жрецами в Атлантиде) использовали название «Кабала».

Каба, 1985 год: Шёл дождь, когда мы приехали в Кабу, где нас встретили два сердитых старика, выглядевших так, словно они только что поспорили. Мы быстро нашли место с помощью моего обычного маятника, закопали кристалл и ушли. Поскольку это был центр эго, ощущения здесь были не такими уж хорошими.

В Кабе мы провели церемонию круга и квадрата. Мы буквально стояли в кругу вокруг приподнятой квадратной платформы, сделанной из камня. Эта «квадратура круга» является началом Жизни в Сакральной Геометрии. Указания поступали ко мне изнутри, из места, которое вначале казалось отдалённым. Мало-помалу этот внутренний источник информации становился всё яснее и яснее. Процесс церемониальной работы начал набирать силу.


Ушмаль

Наконец, мы оказались в Ушмале — в очень впечатляющем месте, где нам надлежало совершить последнюю церемонию у гигантской пирамиды, почти спрятанной в глубине территории. Она называется Великой Пирамидой.

Ушмаль, 1985 год: Прямо перед нашим путешествием Кен приобрёл огромный кусок чёрного обсидиана, не меньше 20 см длиной. Он был убеждён, что этот кристалл должен использоваться в качестве маятника, и только в Ушмале, в храме, находящемся в начальной точке спирали. Тот сказал нам, что место, где мы должны заложить кристалл, «величиной с атом», и велел нам быть очень точными при его определении: точно в самом начале спирали.

Как оказалось, именно обсидиан был тем кристаллом, который Катрина выбрала для Великой Пирамиды в Ушмале. И точно так же, как сердолик по цвету подошёл к земле Кабы, строительный раствор, скреплявший камни Великой Пирамиды, похоже, был смешан с обсидианом. Фактически, в каждом посещаемом нами храме, цвет кристалла в точности подходил цвету и энергии места.

Мы с Кеном знали, что кристалл должен быть заложен с северной стороны Великой Пирамиды в Ушмале, но теперь нам предстояло найти для него точное место. Поэтому Кен вытащил свой кристалл обсидиана и  ривязал тонкую метровую верёвку к одному концу, сделав такой огромный маятник, какого я ещё никогда в жизни не видел. Большинство из нас используют или видели маятники с короткой цепочкой или шнуром, привязанным к одному концу, этот же маятник был огромный.

Перед северной стороной храма была ровная территория, заросшая травой. Кен начал ходить по ней взад и вперёд, размахивая своим маятником и ожидая какого-либо знака. Прежде он никогда не пользовался маятником. Минут через пятнадцать, двадцать, он остановился и спросил меня: «Друнвало, а как я узнаю, что нашёл это место?»

Я понятия не имел! Обычно, наблюдая за вращением маятника, по направлению и вращению можно сказать, где находится энергетическое место. Но этот маятник был слишком велик. Поэтому я предложил ему ждать чего-нибудь необычного, и он продолжал просто ходить взад и вперёд.

Потом произошло нечто поразительное. Маятник, который раскачивался сантиметров на 80, внезапно буквально замер над какой-то точкой в траве. Кен пытался тянуть его вверх, и чем сильнее он старался, тем сильнее камень тянул его к земле до тех пор, пока верёвка не оборвалась с эффектным резким звуком, и маятник не врылся в траву и грязь с такой силой, что вошёл в землю почти на 6 см!

Кен смотрел на меня, словно ребёнок, только что сломавший игрушку. «Я сделал что-нибудь не так?»

Пытаясь не рассмеяться, я сказал: «Нет, Кен, я думаю, что ты только что нашёл это место».

Мы вытащили маятник из земли и обнаружили углубление в форме конуса, по размеру в точности подходившее, чтобы заложить кристалл обсидиана, что мы и сделали. Я видел, что это место геометрически привязано к храму и окружающим сооружениям. Помимо того, что оно было расположено прямо по центру фасада Великой Пирамиды, оно также находилось под углом девяносто градусов к зданию слева, образуя крест. Я понял, что благодаря этому, в будущем будет легко отыскать это место.

Десять лет спустя, в 1995 году, я снова приехал туда вместе с Хунбац Мэном, чтобы провести ещё одну церемонию в Ушмале, и был поражён, когда увидел, что точно над тем местом, где мы закопали кристалл, выросло дерево. Было так, словно Мать Земля решила опечатать это место, чтобы никто не смог найти и убрать кристалл оттуда. Это наполнило моё сердце счастьем.

Дерево

Прибыв в Ушмаль, я собрал группу, и рассказал им историю о гигантском маятнике Кена и об удивительных событиях 1985 года. Потом мы прошли к Великой Пирамиде, где увидели, что дерево, опечатавшее кристалл обсидиана, всё ещё там, и с 1995 года стало значительно больше. Это было единственное дерево на всей территории, покрытой травой, и было видно, насколько точно оно соотносится с центром пирамиды и краем соседнего сооружения.

Мы совершили крутой подъём на вершину Великой Пирамиды на высоту, которая для некоторых членов нашей группы оказалась головокружительной, поскольку раньше они ничего подобного не делали. С вершины можно было видеть всё необъятное пространство Ушмаля, его пирамиды и храмы, протянувшиеся в джунгли на километры. Когда-то это место было крупным центром народа майя.

Наша церемония здесь приняла необычную форму — форму Весика Писцис (Vessica Piscis). Можете представить себе картину, когда группа из шестидесяти человек на вершине пирамиды пытается встать таким образом, чтобы составить фигуру из двух пересекающихся кругов! Но, в конце концов, нам это удалось, и финальная церемония дня развернулась.

К концу церемонии я осознал, что мы начали соединяться с Древними. Я чувствовал, что они наблюдают за нами, испытывая нас. И в ответ сердца людей в группе стали открываться всё шире — именно это и было необходимо, чтобы майя на поверхности и майя во Внутренних Мирах приняли нас.

Уезжали мы усталые, но в приподнятом настроении, сопровождаемые величественной картиной. Повсюду на Юкатане майя подожгли свои поля, готовясь к весеннему севу, и из-за лёгкой дымки в воздухе Солнце садилось в необычном ярком сиянии славы.

И когда мы все откликнулись на красоту этого места и того, что мы пережили, я понял, что Великий Дух свёл вместе для этой работы подходящих людей. Если бы мы планировали это, у нас не получилось бы лучше...


Мерида

Мы все легли спать рано, потому что нам нужно было встать в 4 часа утра! Это было необходимо для того, чтобы в момент восхода Солнца мы уже были в древнем месте — Джибилчалтуне (Dzibilchaltun), где восходящее Солнце каждый год в день Равноденствия появляется в замочной скважине храма цивилизации 500-х годов до н.э., возможно древнейшего храма из тех, которые нам предстояло посетить на Юкатане.

Потом мы должны были вернуться к себе в гостиницу в Мериде, упаковать вещи, посетить волшебные пещеры Баланканча (Balancanche), которые изменяют жизнь, и после этого отправиться в Чичен Ицу на завтрашнюю церемонию Равноденствия.

Встреча с Хунбац Мэном

Прежде чем я расскажу о Джибилчалтуне, куда мы отправились для участия в древней церемонии Весеннего Равноденствия, мне нужно рассказать вам о разговоре с Хунбац Мэном за завтраком за день до этого.

Пока Хунбац пил кофе, а я неспеша пил чай, мы сверили планы, чтобы синхронизировать наши действия во время предстоящих событий. Поскольку мы собирались вместе проводить церемонию в Чичен Ице, Сердечном центре, нам нужно было точно определить, как расположить наши энергии по отношению к старейшинам инков, майя и других коренных народов, которые приезжали для участия в церемонии со всей Америки. Кроме того, группа Каролины Хехенкамп должна была поехать с Хунбацем, когда мы разделимся в Чичен Ице, и мы оба хотели знать кто где будет находиться в последующие дни.

После этого обсуждения Хунбац поменял тему. Он хотел рассказать мне о будущем и, в особенности, о важности кристаллических голов для будущих церемоний. Он говорил о том, что эти головы были живыми и что все они вскоре соберутся вместе в наших церемониях, когда мы подойдём к Концу Времён.

Интересно, что Совет Американских Коренных Народов недавно послал мне домой в Аризону кристаллическую голову для хранения в течение неопределённого времени. Но в моём представлении об этом путешествии на Юкатан совершенно не было места кристаллическим головам. Поэтому, слушая Хунбаца, я думал, что тема голов относилась к другому времени.

Как же мало я знал.


Джибилчалтун

Я видел церемонию Равноденствия с Хунбацем в 1995 году, и был счастлив пережить это снова с нашей замечательной группой.

Мы прибыли на место, бывшее главным Центром Посвящения для Школ Мистерий мира, минут за двадцать до восхода Солнца. Многие приехали праздновать Равноденствие таким образом, в большинстве своём майя.

Храм восходящего Солнца — это величественное каменное сооружение с отверстием, в котором Солнце появляется каждый год на Равноденствие. К храму ведёт длинный каменистый коридор, почти как взлётно-посадочная полоса, с низкорослым кустарником по бокам. Сам храм находится в самом конце коридора.

Лев-Огонь, также уже бывавший здесь, помогал нашей группе встать на определённом расстоянии от храма, таким образом, чтобы можно было видеть Солнце, появляющееся в этом отверстии.

Минуты за две до восхода Солнца со мной произошло то, чего я никогда не забуду. Это было мгновение, которое что-то во мне изменило.

Знакомая мне мексиканская пара преклонного возраста подошла ко мне и сказала: «Друнвало, это ты?»

Я обернулся к ним поговорить, зная, что у меня совсем немного времени до восхода Солнца.

Женщина по имени Мария держала в руках довольно большой предмет, завёрнутый в белую материю. Она развернула ткань, чтобы показать мне, что находилось внутри. В её руках уютно расположилась фантастически прекрасная, прозрачно белая древняя майянская кристаллическая голова. Мария посмотрела на меня и сказала: «Пожалуйста, прижми её к своему сердцу».

Я прижал кристаллическую голову к сердцу.

Я прижал кристаллическую голову к сердцу. Солнце начало восходить. И когда Солнце вошло в отверстие храма, и первые лучи света начали пробиваться из отверстия, я увидел внутри этой кристаллической головы двух человеческих духов майя. Это был мужской дух и женский дух, они до сих пор были живы, и они были вместе в сексуальном слиянии, в вечной любви друг к другу.

В то мгновение, в вспышке озарения, я знал наверняка, что майя делали с этими головами.

В торжественной церемонии они сознательно умирали и в момент смерти входили в кристаллическую голову. Потом они жили там, храня знание и опыт древнего народа майя, чтобы в нынешнее время — в Конце Времён — это знание вспомнили. В это мгновение исполнялась их цель. Головы собирались вместе, поскольку это и было изначально их целью.

Когда это осознание наполнило меня до краёв, я увидел старую праматерь, спокойно сидящую позади внутри кристаллической головы. Тогда я узнал, что именно она устроила это вечное супружество двух возлюбленных. Что она спланировала всё, что этой кристаллической голове предназначалось сделать для её народа. И что именно древние праматери изобрели такой метод передачи информации сквозь тысячелетия, и что они всё ещё охраняют эти головы.

Знание и опыт, хранимые майянскими влюблёнными, шли из времён, когда майянская культура переживала свой первый расцвет. Из тех времён, когда любовь и сострадание стояли у майя во главе всего. И это были выдающиеся любовь, сострадание и знание, которые по плану должны были вновь разгореться в сердцах современных майя.

Впечатление от восходящего Солнца, проникающего сквозь храм, кристаллической головы и её духовных возлюбленных открыли моё сердце до такой степени, что я бы в это никогда не поверил, если бы этого не произошло. Древние майя взволнованно начали говорить со мной о том, что было важно для них.

Я слушал и молился. Я знал тогда, что это путешествие станет ещё одним путешествием сердца, которое изменит меня навсегда.

Но я понятия не имел, что всего через несколько часов меня ожидало другое, не мене сильное переживание. Место, столь мощное, столь углублённое в сердце, что даже просто побывав там, ни один человек из всей нашей группы никогда не будет прежним.

В любви и служении
Друнвало.


Продолжение истории Друнвало — Начало Конца Времён. Часть 2.


Главная страница

Карта сайта

Письма от Друнвало

Индекс статей

Если вы действительно хотите Знать.